Летний релакс

Материал из Червепедии
Перейти к: навигация, поиск

Пляж Севастополя. Белый песок. Самый берег у реки. Июль месяц - несусветная жара 36 или даже больше градусов на солнце - самый пик пляжного сезона в Севастополе. Ни души вокруг. Я стою полностью обнаженный в темных очках, пиздец как мне душно и жарко. Играет какое-то ебаное негритянское размеренное регги. На коленях передо мной стоит Чубука, тоже полностью раздетая, коричнево-красная от загара, потная, не накрашенная, лохматая, испачканная в песке и иле. Она дрочит мой корень очень быстро своей пухлой рукой. Еще минута и я не выдерживаю и делаю ей ЧУБУКАККЭ прямо на лицо, аж простату сводит. Коля Култхард лежит на шезлонге рядом, в одной лишь белой футболке. Он скромно по-мальчишески улыбается и мастурбирует - ласкает свою внушительную дубину. Делает это не спеша и медленно под звуки регги. Стонет очень высоким голосом. Рядом с Колей стоит ноутбук - настроена прямая трансляция Пляж - Кухня. Мио, пуча глаза, вопросительно восклицает: "Шо? Шо? Кккаак? Ох! Ничего себе!". Он увлечен этим видео.

Внезапно голос миопата меняется, открыв рот он смотрит на экран: "Шооо... это.... НУ НИХРЕНА СЕБЕ", Павел увидел любовь всей своей жизни - Теслёночку, она топлесс гуляет по пляжу, подходит к Коле-Култхарду и мило улыбаясь начинает надрачивать своей нежной ладошкой его огромный член. "СУУУХААААА!!" - этот крик вырывается из тщедушной груди Кинамана, - "СУУУХХАААА"! Павел, на секунду забывает, что он калека прикованный к офисному креслу и вскакивает на ноги: "быстрее, быстрее, на пляж, к любимой, а этот Култхард, я не знаю, что с ним сделаю", но буквально за долю секунды гравитация возвращает Павла в реальным мир. С размаху он валится на пол, едва привстав с офисного стула, и по пути цепляет шнур питания от ноутбука, роняя его вслед за собой и теряя сознание от сильного удара головой.

Я кончил, но Чубука не отстает - ласкает мои шершавые яички, что-то приговаривает, трется грудью четвертого размера о мой пенис. Второй заход очевиден. Даша делает глубокий минет Кольку, Коля же все любуется на нас. Вдали показывается тучный силует Вовика, он идет медленно, держа на руках голенькую Яночку, которая мило улыбается. Толстяк одет в гигантские синие клетчатые трусы. У него одышка, ему тяжело дышать. Янка спрыгивает на песок и начинает ласкать и демонстрировать Вове свое дело. Он не выдерживает и разрывает на себе трусы. Берет вновь Яну на руки, удерживает, насаживает ее на свой не слишком большой, но толстый член. Она скачет на нем, держась за шею Вовика. "Шо? Вооооот! Нехера себе! Это как?", - Миопат все видит на своем мониторе.

Тяжело дыша Павел пришел в себя. В голове гудело от удара, а перед глазами все плыло. Ноутбук лежал в дальнем углу кухни в паре метров от Павла, а он Король Ностальгии поверженный в самое сердце, с трудов переворачиваясь на бок заметил, что офисный стул - его трон, трон Короля Ностальгии уехал в противиположную от падения Павла сторону - в коридор. Чувствуя как комок подкатывает к горлу Кинаман случайно посмотрел в сторону ноутбука оказывается он упал на стул рядом со столом, и экран хорошо было видно, но увиденное не принесло Павлу ничего хорошего и почти сразу же из глаз миопата брызнули слезы. Дашенька, его любимая девочка, сладко постанывая прыгала на огромном члене Колька, а тот обеими руками мял ее упругие большие сиськи. "СУУУУХААА!" - громко прокричал сквозь слезы Павел и как червь начал ползти к ноутбуку, - "СУХАААА". Но буквально через полметра Кинаман почувствовал, что устал так сильно, словно снимал в одиночку последние выпуски донди меморис.

Хочу, чтобы эта развратная оргия не кончалась! А Вождь все шокал и удивлялся увиденному.

Да не вопрос, братан!

Тем временем из-за угла пляжных кабинок появляются сразу четверо: Жжар, Марго, Пиксель Девил, и Валя. Быстро раздевшись, они хитро подмигивают друг другу и меняются партнерами. То есть инцеста с сестроженой сегодня не будет, нас наебали, пацаны, расходимся. Пиксель и Марго предаются изысканым ласкам, пытаясь переплюнуть друг друга в собственных извращениях - Жжар же просто и бесхитростно загибает Валентину раком, и с воплем "Кавабанга, камрады!" начинает ее пенетрировать. Яна все еще прыгает на Вовике, но уже начинает хищно оглядываться по сторонам.

Култхард снимает с себя футболку и надевает на Дашу, дабы окружающие не пялились на сиськи герлфренды его лучшего друга. Ревность Кинамана стихает и переходит в обычное недовольное ворчание. Он уже решил как накажет Колю за предательство: теперь-то уж ему не отвертеться от прохождения "Battletoads in Battlemaniacs" на двоих. Черван, ведущий повествование от первого лица, изнеможденный после второго захода, устало бредет в сторону шезлонгов. С размаху плюхается на один из них и продолжает стримить уже оттуда. Аня тем временем обнаруживает под собой Веталя, буквально вгрызающегося ей в промежность. Одной рукой он крепко держит ее за задницу, чтоб не сбежала, другой бешено надрачивает вялого.

"Шо? Кккаак? Ох! Ничего себе!" - выдает стандартную реплику Кинаман, с интересом наблюдая за происходящим.

Култхард взвинчивает темп, шезлонг под ним едва ли не дымится. Даша долго и протяжно вопит от восторга. "Давай Холян, жхи!" - Пашина ревность улетучилась окончательно, он азартно подбадривает своего друга, как тогда, на кухне, при прохождении первого Ниндзи Гайдена. В кадре появляется Дед Мороз, одетый лишь в бороду и солнцезащитные очки. В руке он держит шелковую плеть, мешок с подарками небрежно перекинут через плечо. Перед ним на четвереньках стоит его обряженная в чорный латексный косюм с прорезями -Снегурочка. Судя по виду, она готова на все. Дед Мороз начинает неспешно хлестать Снегурку, приговаривая "будешь еще дедушку обижать, грязная сучка, будешь, будешь, ебаные ежики, блядь, пеликанья мошонка!" "Да! Да! Накажите меня, господин!" - сладострастно повизгивает та в ответ.

"Хм, чем-то это все напоминает мне Баттлтоадс" - задумчиво хмыкает Павел. А шо, и правда.

Из-за угла пляжных кабинок выпрыгивает некто, обряженный в костюм серого слоненка Денди. "Хехе! Хаха! Хихихи! Ууууух!" - он скачет и крутится на одной ножке, размахивая руками. Как по команде, большинство участников оргии вскакивает, окружает его плотным кольцом - и начинается уже полная групповуха. Бессмысленная и беспощадная.

"Ебтваюмать! Аххха! Йаххха!!"

По пляжу прямо таки катается клубок разгоряченных тел, стоны, крики, вот это вот все. Всем давно уже наплевать: кто, кого, куда, и сколько раз. Хотя нет, все же не всем. Меж разгоряченных тел снует взволнованный Вовик, приговаривая: "увижу что мою Яночку кто-то трогает - отхерачу! Падлы! Я вас предупредил!" К сожалению, найти миниатюрную брюнетку во всем этом бардаке непросто. Затем часть оргии все же несколько упорядочивается - барышни выстраиваются в некое подобие очереди, чтобы отминетить Култхарду. Тот, закатив глаза, уже и не знает чего еще хотеть. Хотя, стойте, всегда можно сделать еще лучше! Коля вытаскивает из шезлонга свою PSP и начинает проходить Мегамена на дефолте. Полный улет. Дед Мороз яростно долбит чью-то задницу, хрен разберешь, будем надеяться что это все же самка. Мешок на плече, не выдержав такой бешеной встряски - лопается как воздушный шарик, и из него во все стороны летят китайские пластиковые фигурки мотоциклистов, пиратские картриджи, и "денди-джуниоры".

"Шо за херня!?" - восклицает Павел, - "какому мудаку пришла в холову мысль впаять провода джойстихаф в корпус приставок?!" Черван с шезлонга поворачивает камеру и крупным планом берет стремительно бегущего по направлению к оргии в одних семейных трусах Дмитрия Киселева. На лице последнего написано огромное желание разыскать в толпе Жжара, и сделать его новым Супоневым. На экране Колиной портативки Мегамен взрывает летяющую капсулу доктора Вайли. Победа! С протяжным стоном Колек извергает из себя струю спермы, орошая ей лицо рандомной партнерши. Он смотрит вниз - рандомной партнершей оказывается Веталь. "Ну чтооо это такооооое" - ласково-укоризненно произносит Култхард. Проказник Веталь игриво улыбается. "Шо? Вооооот! Нехера себе!" Паша поражен до глубины души. Такими своих друзей он никогда не видел.

Тоже хочу, чтобы эта развратная оргия продолжилась! А Вождь все шокал и удивлялся увиденному.