Рассказ

Материал из Червепедии
Перейти к: навигация, поиск

Обычная любовь[править]

Глава 1

Поздний вечер в Ростове. Толпы людей возвращаются со своих нелюбимых мест работы. Город постепенно готовится к отдыху. Было около 10 часов вечера.

Из окна первого этажа однокомнатной квартиры лениво и тускло горит свет. В доме всё только начинается.

— Паша! Передай чипсы!! — сказал Коля Култхард, ничем непримечательный обычный паренёк среднего телосложения с тихим голосочком.

— Ладно, но тольхо не много!! Я из Америкихи их заказывал! — шустро и бегло ответил Пашка, попивая Dr.Pepper.

Павел был худощавым и с виду совсем больным молодым человеком с нарушениями осанки. Но всё же он был здоров ("Никакой миопатией или, не дай бох, ДЦП жизнь не наградила, слава хоспаду").

Тем временем на старом, но, тем не менее, настоящем японском телевизоре, на котором можно играть в цвете, переливались всеми цветами радуги пиксели. На столе стоял Dendy, который уже повидал многое, но всё же провода джойстиков не были припаяны к самой приставке, и это уже радовало. В нём стоял типичный жёлтый картридж с кривой наклейкой, на которой были странно изображены какие-то качки по типу Невского на пару с огромными стероидными антропоморфными жабами.

— Колян, ну давай, мы должны это сделать! — Гринёв пытался подбодрить друга, которому тяжело давался уровень с погоней на мотоциклах.

— Ну чтоооо это такоооое, — вяло, пытаясь выразить недоумение, сказал Култхард.

— Я всю жизнь играю с турбо кнопкой, говорю же, так удобней! — прохрипел Кинаман.

— Окей, ребята, я пока приготовлю вам чаю, — милым голосочком сказала Аня, девушка примерно их возраста, которая наблюдала за сим процессом. Она была одета совсем скромно: обычные джинсы, кофточка, майка. Её пол лица прикрывала челка, что придавало изюминку к её прозаичной внешности.

Пока она готовила самый обычный напиток миллионов людей, ей в голову приходило много разных мыслей. О её молодости, резвости, тех бурных, весёлых, беззаботных, но всё же совсем не детских днях — её юности. Она понимала, что время течёт только вперёд, и всё уже давно осталось в прошлом.

"Ах, помню, как мы с друзьями весело проводили время в нашей коммуналке…" — волна ностальгии прокатилась в голове Ани, — "…и конечно как выпивали…" — продолжала она. О, это точно, алкоголь в её жизни был ещё тем спутником. Что и с кем только только она не пробовала…

В то же время, алкоголь послужил своеобразным катализатором, который ускорил потерю девственности у девушки. Она не помнит точно, с кем это было и как, единственное что запомнилось — он был другом или знакомым ее подруг. И, как это обычно бывает, после той ночи страсти и любви они больше не общались. Всё прошло: и любовь, и наличие алкоголя в крови…

— Анька, а можно мне те бутеры с маслом и сверху еще сахар? Ну помнишь? Как в детстве, как в 90-е? — провопил Пашка, который даже не мог себе представить, что в данный момент приостановил тяжкие рассуждения о личной жизни девушки.

— Конечно! Сейчас сделаем, минуточку, — сказала Анька, выходя их ностальгического транса. Теперь она опять находилась в серой действительности, в старой квартире, с двумя парнями. Не то что бы они ей не нравились, просто она искала "того единственного, который заберёт её в жизнь, полную наслаждения и сказок", хотя ей уже около 25, и в её возрасте уже не верят в подобную чушь.

— Ии… ваш чай с бутерами готов, прошу! — сказала она, неся поднос с "лакомством".

— Ооооо, шикарноооо! Давай сюда! — спрятав как можно глубже чипсы и выкинув банку "Пепера", Павел схватил сразу два куска и стал жадно и смачно их есть. — Ооо, и чаёк еще, ага! — он находился в гастрономическом экстазе.

— Держи, Коль, — Фрозза протянула оставшийся бутер парню вместе с обычной старой кружкой и с таким же, наверное, старым и дешёвым чаем в нём.

— Спасибо, — скромно сказал паренек, робко глядя на неё. Он давно питал к ней нежные чувства; в его ретрогеймерском кругу девушек почти не было, не считая тех, которые приезжали к Павлу из Харькова. Плюс природная робкость, неуверенность не только в голосе, но и в поведении, не могли ему позволить открыться и высказать все чувства, эмоции и любовь, что были в нем. Будучи студентом, он встречался с одной девушкой, но почему-то не сложилось.

Но рано флаг с реи снимать, всё ещё впереди, ведь у него есть запасной вариант…………

— Ах, как вхусно, Анька, спасибо! Я тебе даже могу пару чипсёнок дать! На, держи! — с этими словами Гринёв вытащил помятую пачку картошки, которая лежала на ногах, достал оттуда пару маленьких кусочков вредной картошки и дал ей в руку.

— Хех, спасибки, — Аня наигранно с улыбкой взяла "вкусняшки" из маленьких, как у мутанта из "Вспомнить всё", ручек.

— Так, ну что, продолжим? Колёк, погнали! — Павлу было всё равно, закончил с трапезой его боевой товарищ или нет. К тому же, он и так всегда молчит.

Друзья продолжали играть где-то до 3 часов ночи, сопровождая всё словами и воспоминаниями о своём детстве.

— Даааа!!! Мы сделали это, давай пять, Колян! — Павел протянул руку своему товарищу.

— Еееееее! Молодцы!! — добавила их спутница всё так же наигранно.

— Ну что же, думаю, пора идти спать. Уже поздно, а завтра еще приезжает Веталь, будем играть в Терминатора. Помните как тогда в 90-е? Мне тогда только купили приставку, было это то ли летом, то ли осенью 1995 года, но у меня была только многоигровка, и мой друг Ильюха……

— Так, я, наверное, спать пойду — тактично, аки Жуков, сказал Култхард. Он больше всех знал, что если не уйти вовремя, то можно просидеть за его "разговорами" до самого утра.

— Я тоже пойду, наверное… — подхватила девушка.

— Аа, ну ладно, давайте, идите, спокойной ночи! Да придёт к вам во сне Серый Слонёнок! — торжественно, чуть ль не празднично, сказал он.

Павел не хотел спать. Открыв вторую банку Пепера, он сидел и думал обо всём. О том, что он не видеоблоггер, а ностальгирующий документалист, о своей первой любви, о всех своих играх… Много мыслей прошло в его голове. Посмотрев на часы и поняв, что он так просидел не меньше часа, Павел развернул свой видавший виды стул и покатился в комнату.

На старом диване тихо спала Фроззка, а возле ложа Ретро-Царя всея Руси, на полу, где постелили несколько одеял, тихо сопел Култхард. Пашка за многие годы приноровился ко всему, поэтому без особого труда с ловкостью кобры и скоростью грифа плюхнулся на свое место сна; благо, Кинаман весит всего 50 кг, да ещё и доисторический диванчик, на котором ещё, наверное, Ленин призывал всех к революции, смягчил удар. Устроившись поудобнее на спину, Гринёв сразу бросил свой взгляд на неё……

Да, у него была любовь из Харькова, но она давно в прошлом, и теперь каждую ночь он мечтал о ней. Фрозза лежала в одной белой маечке, и Пашка увидел (благо, у него всегда горит небольшая лампа) её голую ножку, и даже было видно её нижнее белье. Павел почувствовал, как к нему подкатывает возбуждение: участился пульс, запотели ладони, кровь пошла в другие части тела… Он не мог сдерживаться, ведь в его жизни было не так много женской ласки, и ему надо было потешить свое либидо. Павел протянул тихо руку в свои безразмерные вьетнамские трусы и начал забавлять свою "банку Принглса". Сначала тихонько, а потом всё быстрее и быстрее… Он, наконец, разогнался, как болид Формулы-1. Находясь в предвкушении и чувствуя, как приближается оргазм, он услышал тихий голос:

— Эй! Ты чего там делаешь? — с ещё сонными глазами сказал Култхард.

Тяжело описать, как сильно испугался парень, услышав голос своего друга в такой ответственный момент.

— Да это… Ничего… Заснуть пытаюсь… — на автомате выдавил из себя ошеломлённый Пашка.

— Мне что-то послышалось; будто кто-то шуршит, или типа того…

— Да? Не знаю, может, мыши или тараканы, дом-то старый у нас. Помню, в году то ли 96, то ли 97 был такой случай…

— Ладно, пофиг; спокойной ночи, давай, — Коля меньше всего хотел сейчас слушать весёлые истории из уст нашего героя. Он отвернулся и уснул.

Павел, сам того не ожидая, просто по-мастерски выкрутился из сей апории, банально начав свои любимые разговорчики.

"Мда, чуть не влип я… Надо будет в следующий раз поаккуратней." Но всё же дело не было завершено до конца… Павел развернулся на бок и, несмотря на такой внезапный "пит-стоп", "вышел на трассу" и закончил этот заезд… И тихо уснул.

В то же время, Николай тоже не сразу заснул. Ему тоже хотелось ласки, но какой????

Спросите, что с Анькой? А с ней всё в порядке, она спала также умиротворённо и сладко, как малыши в рекламах подгузников.

Глава 2

Наступило утро. Первой встала Аня, сходила в душ, а затем отправилась на кухню готовить завтрак.

— Доброе утро, Колян, давай вставай! Сегодня много дел, — Паша был в хорошем настроении. Он чувствовал себя прекрасно, хотя ему иногда казалось, что у него что-то болит в районе желудка. Но всё же он старался это игнорировать.

— Доброе… Как поспал? — промямлил его друг.

— Просто отлично! Сеходня приезжает Веталь, всё будет круто, — Пашка громко произнёс эти слова и запел мотив из фильма Кэмерона.

— Мда, жду не дождусь… Окей, пошли кушать, — непонятно, зачем, Коля демонстративно медленно вставал, показывая грудь и черкаши своему другу. Пашка лишь непонятливо взглянул на него и тоже стал одеваться в свои чёрные, безразмерные шмотки.

— О, доброе утречко!! — девушка поприветствовала своих друзей, видя как заходит Коля, а за ним на стуле едет Павел.

— И тебе тоже! — в унисон сказали пареньки.

— Что будем хушать?? Я так хочу есть! А ну давай быстрей! — кряхтел Пашка.

— Сееейчас, уже иду, держите! — дама принесла яичницу и бутерброды с сыром на пару с кружками кофе.

— О, вот это понимаю!

— Всем приятного аппетита! — промолвила она.

— Спасибо, тебе тоже, — улыбаясь сказал Коля. А Кинаман так был занят едой, что просто пытался с полным ртом что-то выдавить из себя.

Закончив с завтраком, Анна ушла из кухни в комнату, где села за компьютер и продолжила играть в Дотку, в которой у неё уже было наиграно около 2K часов.

— Хм, а давай начнём с чего-нибудь несложного, — предложил Павел.

— Мегамена на дефолте? — с серьёзным лицом промолвил его друг.

— Не, давай лучше в черепашек зарубимся! С неубиваемым Шхредером! Я про него в Слонёнке говорил, — бодро сказал Пашка. Он был на подъёме, казалось, что у его ног весь мир.

— Нуууу, окей, давай попробуем, — Коля пытался показать долю сомнения и то, что у него есть своё собственное мнение.

— Эххх, сейчас, — Павел быстро прокатился на стуле к ящику под телевизором и начал рыскать в своей сокровищнице, гремя пластиком.

Прошло где-то часа два. Друзья вдоволь наигрались не только в черепашек, но и в другие игры и начали готовиться к приезду Веталя. Аня готовила на кухне, Култхард сидел в зале и смотрел "Россия 2", на котором были какие-то гоночные заезды. Пашка же решил пойти искупаться. Он набрал в ванну горячей воды и погрузился в нее с такой изящностью, что девки из синхронного плавания потонули бы от зависти. Сделав кучу пены из "Хэд энд Шолдерса" и взяв с собой очередную баночку газировки, но в этот раз уже "Пепси", Павел представлял что он нежится где-то на берегах Калифорнии в обнимку с Фрозкой в одной руке и с игрушечным мотоциклистом в другой. Он не заметил, как задремал, постепенно соскальзывая в ванну. Проснувшись, стало понятно, что он начал тонуть, и самому ему не вылезти. Кинаман со всей ему возможной силы начал биться руками о ванну, мычать, кричать, чтобы ему помогли, ведь ещё чуть-чуть, и он потеряет сознание…

Тем временем Коля смотрел, как гоняют быстрые болиды с характерным неприятным звуком, и представлял, что является пилотом автоболида, что он открывает бутылку шампанского, попутно обрызгивая ею самочек, чтобы потом сделать то же самое, но уже без бутылки, и, конечно, держит кубок, который он заслуженно выиграл на какой-нибудь трассе в Монако. С таким мыслями ему стало совсем грустно, и он всё-таки решился пойти на запасной вариант… Уже подойдя к ванне, Коля и услышал странные звуки. Он быстро открыл дверь и увидел, как его очень близкий друг задыхается в пене. Схватив его за подмышки и тем самым вытащив его, он вернул своего друга с того света и положил головой на мочалку, заранее подложенную под него.

— Что случилось?!! Ты меня сильно испугал! — сказал Култхард, будто рейджит в Ниндзя Гайдене.

— Да ничего, просто заснул я, понятно?!! — он был недоволен произошедшим, к тому же ещё и находится в беспомощном состоянии, с голой пипиркой возле своего лучше друга; не самая лучшая ситуация. Хотя разное бывает…

— Ладно, выходи давай, скоро Веталь приедет… — добавил Моисеев.

— То же самое могу сказать тебе; я буду одеваться, так что выходи! — также недовольно буркнул Кинаман.

Коля совсем не охотно, но с лицом героя, аки Шварцнеггер, вышел из ванной комнаты. Фрозза же включила телевизор и под "Гоп-стоп сало" балдела, параллельно готовя гуляш с жареной картошкой.

— Фух… — Колян устало зашел на кухню и присел на стул.

— Ну, как дела? — весёлым голоском спросила его девушка.

Култхард не хотел ничего говорить, что произошло в ванной, и стал отговариваться.

— Да мой любимый гонщик опять проиграл, зараза.

— Ага, ну понятно. Кстати, скоро всё будет готово, и с минуты на минуту приедет Веталь, так что ждите пока что в зале, — быстро произнесла Аня, будто заботливая мама.

В зале сидел Пашка и уже заканчивал одеваться, смотря новости по телевизору. Возле него лежал блокнот с большой надписью "ПЯТЬ ФИЛЬМОВ".

— Ты… Эм, надеюсь, ничего не сказал ей? — Павел будто подозревал.

— Нет, не стал, — тихо ответил он.

— Охей, спасибо тебе… — тут же Павел решил обнять своего друга. Коля с огромной радостью со всей силы обнял своего товарища, чуть не сделав его инвалидом…

— Ну всё, всё, а то сломаешь меня, — сказал Гринёв.

В это время раздался звонок в дверь.

— Ага! Это он! — Павел быстро сел на стул и вместе с Колей поехал встречать гостя.

Открыв дверь, они увидели его. У него была обычная сумка "АБИБАС" с одеждой. А на голове очень длинная, светлая прическа, как у стриптизёра Тарзана.

— Всем привет!! — девчачьим голосом произнёс он.

— Здарова, здарова, заходи, гостем будешь! — сказанул Пашок.

— Привет, как доехал? — спросила проходившая Фроззка.

— Отлично, правда волосы в дверях поезда застряли, а так, вроде, все ок — позитивно сказал он.

— Тогда иди ложи вещи, сходи в душ и милости прошу к нашему шалашу.

Через минут 30 все уже собрались за столом. На телевизоре был включен "Первый канал", где было очередное шоу со звёздами нашей эстрады.

— Эх, хорошо сидим, друзья, вот что могу сказать! Классная еда, отличная компания, одно удовольствие!! — торжественно произнес Веталь.

— А то!! Кинамания — Территория Ностальхии!! — поддержал его Пашка.

— Так, ну что ж, все вроде поели, так что прошу всех пока пройти в зал, а потом, когда я уберу, пойдём играть в Терминатора! — сказала Анька.

Все втроём прошли в зал, где начался разговор про игры, жвачки и фильмы из 90-ых. Веталь был очень заинтересован этим разговором, а вот Култхарда это всё не интересовало: изредка он добавлял что-то, но, по большому счету, был полностью в другом мире.

— Мальчики, всё готово! Прошу!! — послышался голосок Фроззки из кухоньки.

— О, ну что, пошхли? — прервал дискуссию Павел.

— Погнали, Колян, пошли! — добавил Веталь.

На кухне Фрозза с милым личиком и накрытым для игры столом сидела на самом крайнем стуле. Вся компания села и приступила к игре.

— Стойте ребята! Я же к вам не с пустыми руками! — с этими словами он достал какую-то газировку с виноградным вкусом и чрезвычайно цветасто-ядовитой раскраской.

— О, тахое я не пробовал! Не помню такое в 90-ых, ну ладно, попробуем! — с сомнением сказал Ретро-Царь, отпив сразу пол-банки.

Тем временем ребята продолжили свою забаву. После напитка Павел резко почувствовал боль, но решил что всё пройдёт.

Прошло около 30-40 минут, идёт самый разгар битвы, танцуют все! Веталь всё чешет про историю игр, Коля молчит, Фрозза только улыбается.

— Эх, какой вкусный кохтейль!!! — сказал радостно Пашка.

— Да, согласен. Я вот долго думал, что тебе ещё привезти… И потом решил……… — но он не успел закончить.

В этот момент Павел резко выплюнул всю газировку, как в Денди хрониклз, в выпуске с Марио. Он со всей силы начал трястись в разные стороны, теперь изо рта шла пена, глаза закатились назад, и он начал падать.

— ЧТОО?!?!?! ПАША, ЧТО С ТОБОЙ?!!?!! О, БОЖЕ!!!!! — все кричали. Фрозза убежала со слезами в комнату, вызывать скорую.

Веталь с Колей схватили его и понесли в зал, где пытались его удержать, пока он был в конвульсиях.

— Скорая будет через 20 минут! — раздался голос на другом конце провода.

— Держись, Пашка, ну же, давай!!! Мы верим в тебя, ты должен!! — все твердили в голос.

Скорая приехала через 40 минут. Павел был без сознания. Два человека в синих халатах забрали Павла на носилках.

Он проснулся через пару дней. Перед ним были Фрозза, Веталь и, конечно, Коля.

— Ах! Шо тахое было? Где моя Денди, с ней все в порядке? — тяжело говорил Павел.

— Да, не беспокойся, все хорошо. Мы так волновались за тебя, ты нас так напугал!!! — сказала Фрозза.

— Да, Пашка, ну ты и устроил нам… — присоединился Веталь.

— Шо это было? — произнес Кинаман.

— Интоксикация от пепси и чипсов, отравление тяжёлое. Теперь ты будешь на диете!! Под моим контролем!! — в истерике говорила Аня. — Коля, а ты-то что молчишь? А? Это твой лучший друг, а такое ощущение, что тебе пофигу на всё!!!! Как так можно?!!!! — не замолкала девушка.

— МНЕ ПОФИГ?!?! Да как ты так можешь говорить, ты, тупая дура!! Я Пашку знаю больше всех вас!!! — все просто были в изумлении от того, как такой тихоня взорвался, словно Везувий на Помпеи.

— Эй, поаккуратнее с девушкой! — хотел было добавить Веталь, но не успел.

— Он мой лучший друг, мы с ним во что только не играли, через что только не прошли, сколько сняли мы с ним выпусков!! И вообще, Пашка, я хотел тебе сказать, но всё никак не мог… Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!

Все, кто сидел рядом, просто не верили своим ушам и глазам. Фрозза упала в обморок, Веталь лишь застыл со стеклянными глазами в ступоре.

— Шо… Шо ты тахое говоришь???? Ты шо, из этих что ли?? — но не смог дальше говорить. Коля начал расцеловывать своего "друга", а Павел из-за слабости не мог ничего сделать. В палату вбежали врачи и замерли в полном шоке от увиденного. Сначала оттащили Колю от Пашки, подняли Фроззу, которая оклемалась, и стали наблюдать за Култхардом, которого держали санитары.

— Ах, значит, так?! У меня не получилось с тобой, Фрозза!!!

— Эм, что?? — еле ответила она.

— Теперь хотите и Пашку у меня забрать!! Не тут то было!! — с этими словами он вырвался из рук врачей, схватил Павла за тело, оторвал от датчиков с капельницей, как куклу, взял в руки и побежал к окну. — Что же, так не достанемся мы никому!!!

— Шооо, ты что вздумал тахое?!?!?!?!? Отпусти меня, Супонев тебя подери!!!!!

— Нееееет, что ты творишь?!!!!!!!!!!!!

Но было поздно. Култхард поцеловал в лоб Павла, быстро открыл окно и прыгнул, как Супер Соник, в окно с 9 этажа больницы.

Всё было кончено. Удар. Внизу послышались крики и дикий ор прохожих. Фрозза опять упала замертво. Веталь сел на постель и начал плакать в подушку. Пришедшие врачи увидели такую картину: они лежали вместе с сжатыми руками. Было такое ощущение, что на них прыгнул сам Марио.

И лишь главный врач, глядя на все это тихо промолвил: "Ахха-Яхха…"