Утро после Скандального стрима (зарисовка)

Материал из Червепедии
Перейти к: навигация, поиск

Лохматая и опухшая Фроззка проснулась в двенадцатом часу утра, пить хотелось просто ужасно, во рту всё пересохло до такое степени, что язык практически не чувствовался, даже издать звуки было и то сложно. Всю ночь ей снились стаканы с водой, переливавшиеся из сосудов разноцветные жидкости, но отравившийся мозг не давал загорелому телу подняться с кровати и сходить попить на кухню. Руки её были все в синяках, ноги в глубоких ссадинах. В одних трусиках она приподнялась из лежачего положения на кровать и осмотрелась вокруг: это был сущий кошмар, учитывая то, что квартира в которой она проснулась принадлежала Коле Култхарду. Весь пол был устелен пустыми пивными бутылками и банками, сеговскими картриджами, бесконечными проводами, в углу же виднелась практически нетронутая коробка вина «Каберне», Анну чуть не вытошнило от этой порочной обстановки и жутчайшего запаха перегара. Белобрысый Виталик валялся под кроватью кверху жопой тоже в одних лишь семейный трусах, он был перепачкан какой-то жратвой, то ли кетчупом, то ли майонезом и практически вообще не подавал признаков жизни, даже не храпел особо (в отличии от Жжара).

- Веталя! Веталя! Проснись! – шипела Чубука осипшим голосом, напяливая на оголённое тело какую-то скомканную футболку с пола, но всё было тщетно. Даже жопой не шевелил крашеный обморок.

- Охххх... Коля! Ты где? – хозяина почему-то не было в комнате, Анна чудовищно хотела выпить что-нибудь неалкогольное и пыталась позвать Култхарда. С кровати она переползла на пол, встать во весь рост в этот момент она точно не могла, ведь так сильно кружилась голова и тошнота подходила комом к горлу. В памяти не всплывало вообще ничего практически с весёлого вчерашнего вечера. Только пьянущие глаза Виталика, его ловкая рука, постоянно наполняющая фужеры, какие-то Колины недовольные слова о том, что «хватит уже, скорую сами себе вызывать будете завтра!»

- Вееееееталь, блять, Веееталь! – Фрозка приползла к нему и тормошила его спину. Он дышал, но сон его был настолько крепок, что дикий нрав не мог разбудить вчерашнего стримотамаду. Попутно Анна вспоминала, как они с ним ласкались, он гладил ее ножку, чуть ли уже не лизал языком. Ей было и весело, и противно одновременно. Флаг Шотландии, как оказалось, служил Анне ночью одеялом…

Отрешённый и деморализованный хозяин квартиры Култхард сидел на кухне, смотря в одну точку в центре старенького телевизора, казалось, что он даже не моргал. Лицо было эмоционально истощено до такой степени, что его можно было бы принять за восковую маску. По телевизору показывали аниме «Спиди гонщик». На кухне царил еще больший хаос, чем даже в комнате. Видимо, этой пьяной ночью у милой Фрозочки проснулся еще и талант шеф-повара! Обеденный стол напоминал помойку, да-да, в прямом смысле: одноразовые тарелки были наполнены каким-то нечеловеческим месивом, по видимому это был какой-то экзотический салат, огурчики-корнишоны валялись прямо на скатерти, жирные шпроты обнаруживались даже на полу, к тому же на них кто-то еще и наступил. В раковине виднелась закопчённая черная сковородка и груда ложек.

Чубука, как паучиха или даже самка богомола, ползла из комнаты на кухню, сообразив, что Коля находится непременно тут. Возможно, что эта картина могла бы послужить вдохновением к продолжению мегаблокбастера «Чужие».

- Кооооль! Дай попить воды! – наконец её гадкое тело показалось на кухне. Николая как молния поразила и он презрительно повернул свой взор на этот позор, представший на полу.